/Арго/
квазар
Лима, утро.
Получилось и здесь в точности воссоздать московский график: до полудня лежа, до обеда сидя, после обеда и до ужина - стоя (спортспортспорт).
(С детского сада я ждала этого, вылезая зимой из-под одеяла в несусветную рань и плетясь на кухню есть яйцо с какао.)

Мыслю иными временными отрезками: как можно поехать куда-то на неделю-две? Я только жабрами шевелить начинать к концу второй недели. Темпы, ритмы сменились. Оттого и в Пунта Аренас я ни разу еще не сходила погулять по центру - едва выбираюсь через дорогу, к морю. Потихонечку. Despacito. Вижу - не значит узнаю.
А в Лиме за почти три месяца не сподобилась съездить одна в центр. Никакого самонасилия. Происходит - или нет. Да-дао.
Поездка на неделю с очумелой беготней по достоприпечатям - в прошлом. За неделю я едва ли успею выползти из дома в сад (из номера на балкон) и там вальяжно распатронить перья.

О: даже в 2013 и 2014 не было такой близости и ощущения сопричастности и обоюдности, как теперь. Тогда была дикая взаимная поглощенность: гормональная, трепещущая, дергающаяся, болезненно-острая, опасная, влекущая и отталкивающая, изматывающая, вовлекающая, отнимающая время и силы, но кормящая физиологически. Теперь - после. Ближе, глубже, честнее, спокойнее.
Не то разговариваем, прерываясь на дела да на сон, не то скорее, сопребываем, почти постоянно учитывая существование друг друга; сформировывается эдакая странная привычка у мозга. Разбросанные хвосты начатых и прерванных диалогов, буквы и звуки, картинки и фильмы. Дождливый Буэнос-Айрес - серо-тусклая осенняя Лима.
Сквозь грохот музыки в спортзале пытаюсь выедать слова из трубки, где голос смешан с шумом дорожного движения и дождя, а аппаратура hands-free, срезая некие обертона, возвращает мне звук, будто бы на поступающий откуда-то с конца света.

Бальмонт то молчал, рассеянно глядя по сторонам, то оживлялся, рассказывал про Египет. Мексику, Испанию. Все страны в его рассказах выглядели фантастическими; он изъездил, кажется, весь мир, но увидел при этом только одну страну, которой нет на карте, я назову ее Бальмонтией.