/Арго/
квазар
13.04

Я хлебный маньяк. Могу за день уничтожить целый батон. А тут еще и тостер, и вкусное масло, и авокадо…Соревнования откладываются, чую, на неопределенный срок.
Никто не понимает, куда я все это ем.
Да еще наши ежедневные Магеллановые кулинарные сатурналии ежедневные.

Салат "Magallanes-2" (первый тоже удачный, но чересчур "пушистый" - перебор по ингредиентам): крабы (centolla), креветки, руккола, салатный лист, моцарелла, масло, лимон. В целом - из того, что было.

Да, чилийский авокадо не сравнить с перуанским. Первый гораздо вкуснее. Ни дня без авокадо.

Н. хвастается - купила в Москве манго, попробовать, штука около 100р. Елки. Да еще и не факт, что повезет.

В Перу в день моего отъезда готовили севиче и рис с морегадами. Я еще и маньяк севиче, особенно "крепенького", чтобы пролимонился. А вот к хлебу и сыру они, дикари, равнодушны.
Брать лучшее от каждого!

Вместо Б.Айреса решила вернуться в Лиму еще ненадолго, я полюбила СанБорху и свою относительную там стабильность. Наш режим сна (после 21 - в постельку), одинокие неторопливые будни (перебежками по солнцу и медленно, выдыха, вечером), зал, где я не знаю меры (и вот последствия - кортизоловые муки, упадок иммунитета, слабость и простуда), к тому же, я задолжала там кучу встреч, скача меж странами и отдыхая в промежутках.

Моя невероятная жизнь, с самого начала. И ведь не по заслугам - подарок. С которым, чую, нужно уметь справиться. Я, вроде, ничего так, стараюсь?

О жизнь, наполненная смыслом и любовью,
Хлынь в эту паузу, блесни еще хоть раз
Страной ли, музою, припавшей к изголовью,
Постой у глаз

Водою в шлюзе,
Всё прибывающей, с буксиром на груди.
Высоким уровнем. Системою иллюзий.
Еще какой-нибудь миражик заведи.


Вот это говорю, смеясь. Вечера у больших окон, держась за руки.
Разморозка завершена, можно протирать стенки.
Лежала-лежала, и краем мозга думала - доведется ли еще куда выбраться, слетать, учитывая отсутствие во мне к тому воли и стремления?..Получи!

Верни мне логику сознанья,
Философ Кант Иммануил,
Чтоб это позднее свиданье
Мне выдержать хватило сил.


Просто очень красиво. Чисто. Иное недопустимо.

"Конечно, было немного

Вчера был немного Пигмалион. "es un facha galancete" - О. о М.
Были в магазине. Сразу хочется сбежать. Не понимаю, как видеть, что нравится.

Обрастаем междуусобным глоссарием.

Любимая! Какой философ
Поможет этакой беде?
Неразрешимей нет вопросов.
Мы в «никогда» с тобой. В «нигде».
Мы вычеркнуты из объема,
Из времени исключены,
У нас нет крова, нету дома,
И до тебя – как до Луны.

Для нас короткое свиданье —
Провал во времени, когда
Бессмертное существованье
Нам тайно дарят поезда.
А философскую систему
Любви – постиг ли кто? открыл?
Что скажет нам на эту тему
Философ Кант Иммануил?


"Я фанат Аргентины, их культуры, их привычек, их кухни, их самих…Я обожаю Буэнос-Айрес, это фантастический город. Считай, я почти аргентинец". Carajo.

02.04
Скучаю. Иногда из торчащих во мне повсюду обломанных проводов внезапно начинает исходить нечто архаическое. То есть, человеческое, нормальное, животное. То есть, фиг знает что. Сразу же топчу ногами. И скучаю дальше. Направленно.
Как странно, что у этого верба два столь разных значения. Мне не скучно, нет.

Не устаю говорить по-испански. В этот раз совсем иначе. Подняла из руин. Начинаю понимать (чувствовать) билингвов, хотя куда мне.

Счастливые стихов не пишут
Ни в будни, ни по выходным.
Они рождаются и дышат
Счастливым воздухом своим.

Спокойные и трудовые,
Приученные ко всему,
Им эти точки, запятые,
Им эти строчки – ни к чему.

У них иное время быта,
Иная светит им звезда.
И что прошло – то позабыто,
А что случится – не беда.

А ты, растерзанный на части
Печалью, ложью и стыдом
Себе изобретаешь счастье
На трудном листике пустом.


«Простая душа» Флобера — попрой напоминало бабику. Пронзительно.

Желанный душевный покой никак не наступал -- да и мог ли наступить? -- но и бороться с обстоятельствами Демилле не умел. Он вообще не привык с ними бороться, был баловнем, но тут
чувствовал, что надо начинать с какого-то другого конца, а с
какого -- не знал.

"Тебе надо превратиться, -- сказала Наталья. -- Но не
знаю, сможешь ли ты?"

СМОГЛА

Матвеева — читать «Перевал Дятлова
»

Travelling wilburries

После Чили никак не могу унять сахар в крови — вошла в штопор. Нельзя ничего, мгновенно срываюсь. Падаю в зажор, и нужно вырывать себя оттуда насильственно, как из никотиновой ямы. Ибо нет столько денег, сколько начинаю есть. Помню, как щелкаешь дни, уже с утра комкая и швыряя непрожитый день в мусорку - едва щелкала зажигалка. И была в том жуткая какая-то чернушная прелесть. И пихаешь в рот еще и еще — обреченно, потому что снова — фигня. И плетешься в офис, сочась ненавистью и огорчением. Даже — пропащестью. И нужно было непременно прокурить весь день. Каждые полчаса я вставала и шла, шатаясь, по своей лесенке вниз. Как на закланье. Треск башки, казалось, был слышен на территории соседнего с нами Посольства Кубы.

Перуанки в большинстве своем созданы для бодифитнеса. Ох уж эти спины.

«Usted es un cúmulo de contradicciones! Declama algo que no es!!! !...soy anti sociable...No tengo amigas. Solo tengo unas amigas y amigos, solo unos pocos en España, Inglaterra, Perú, Argentina, y unos cientos de amigos en San Petersburgo y algunos miles en Moscú!Usted se hace la solitaria y es amiga hasta de las piedras!»

самые трогательные — как учили меня пользоваться зубной нитью, вытирали с пола мате, мазали мне ногу и нос, переправляли меня через забор

консьерж — по поводу ноги

В этом нашем новом жилище чудесный консьерж, мы сразу сдружились, болтаем, предлагал мне примочки травами. Толстяк Херардо. Люди, мгновенно падающие в сердце.

время затрепетало

Как здесь холодно вечером, в этом безлюдном саду,
У квадратных сугробов так холодно здесь и бездомно.
В дом, которого нет, по ступеням прозрачным взойду
И в незримую дверь постучусь осторожно и скромно.

На пиру невидимок стеклянно звучат голоса,
И ночной разговор убедительно ясен и грустен.
- Я на миг, я на миг, я погреться на четверть часа.
- Ты навек, ты навек, мы тебя никуда не отпустим.

- Ты все снился себе, а теперь ты к нам заживо взят.
Ты навеки проснулся за прочной стеною забвенья.
Ты уже на снежинки, на дымные кольца разъят,
Ты в земных зеркалах не найдешь своего отраженья.

____

Я был остывшею золой
Без мысли, облика и речи,
Но вышел я на путь земной
Из чрева матери - из печи.

Еще и жизни не поняв
И прежней смерти не оплакав,
Я шел среди баварских трав
И обезлюдевших бараков.

Неспешно в сумерках текли
«Фольксвагены» и «Мерседесы».
А я шептал: «Меня сожгли.
Как мне добраться до Одессы?»


при возникновении в голове Михайловского все сжимается, тоска физическая, в районе живота

цепляет и крутит пупок изнутри
лес
запах


Снег подлетает к ночному окну,
Вьюга дымится.
Как мы с тобой угадали страну,
Где нам родиться!
Вьюжная. Ватная. Снежная вся.
Давит на плечи.
Но и представить другую нельзя
Шубу, полегче.

Хожу к Макдоналдсу (полчаса от дома) к вайфаю - как на водопой. Пять минут у дверей, всех обнять - и назад, и вперед, и во все стороны. Без интернета тренировки получаются лучше.

Пыталась подключиться к розетке в ТЦ - согнали отовсюду, работать невозможно.


Я в тот переулок забытый вбегу,
У старого дома замедлю шаги —
И девушка в платье весеннем сойдет
С улыбкой к омне по ступенькам крыльца.
Не надо ни поезда, ни корабля —
Мы выйдем в неведомые поля,
Оглянемся — города нет за спиной.
Когда-нибудь это случится со мной.


Хорхе Сильва — как страшно. Он, конечно, свинья порядочная, но чтобы так..Бедный наш Хорхе.

балкон на фрунзенской
хамовники
и запах дороги
переношу себя туда

me estoy enamorando hoy de ti desesperadamente no me lo esperaba pero te amo cada dia mas

В речь полезли всякие de hecho, de repente, por lo pronto…Вот он, вот он живой язык!

los pericos

los cafres

en el templo de rock no puede sonar cumbia

А теперь и представить не в силах
Ровной жизни и мирной любви.


вдруг будто на Петроградке. На улицу Ленина. Скучаю порой по Оле С.
Пинк Флойд. Отец прислал Буланову.

Как Куприн - побыть всем.

Поймите же, это не желание. Я повинуюсь. Мною хлещет меня же.

Странная девочка в зале - про татуировку. А я еще хочу. Нерасторопное и вальяжное хочу.

Не хочу утратить связь со своей болью. Река.

Жизнь между самолетами.

Лежим на пляже. Очередной инка спрашивает - ты откуда. Взрываюсь. От верблюда. Стефи - из Б.Айреса она. Инка: - ООООО ЧЕЕЕЕЕ МЯСО! СПОРТ! РОК-Н-РОЛЛ!!!!

«Нет величия там, где нет простоты, добра и правды»


Хотелось смять, пнуть, столкнуть эту квартиру.

Дождик, тусклый монохром, рябой асфальт, вкуснейший кислород, и я бегу мимо озера. Утиная охота.

Стою в Перу и одновременно пишу в Португалию, РФ, Аргентину и Чили.
Проблема засора трубы обрела международный масштаб.

Лежу и мыслю между Байресом, Пунтаренас и Лимой будто меж Псковом, Тверью и Москвой: если куртку оставить на даче..
Как на дачу.

Вытоптать эти дорожки.
Я жаркое.

Лежу читаю, в любовь во мне скребется. Локализую..
Клапаны, как на артериях. Закрыть и задохнуться, открыть и замерзнуть.

Приезжаю в аэропорт - и остальное кажется придуманным, а реальность - только эти терминалы. Кадры, вставки, отбивка.

Я абсолютно уверен, что человек от своих имманентных данностей не может освободиться. Другое дело, что он обречён всю жизнь против них бунтовать, и если он против них не бунтует, он для меня не представляет интереса. Ещё раз говорю: вы можете изменить логику своего поведения, вы можете изменить тексты, которые вы написали. Но вольны ли вы изменить свою судьбу, свою биографию? Думаю, нет.

И правильно совершенно говорил Кормильцев, что человек останется рабом своего биологического носителя, пока не изменится этот биологический носитель. Но это уже трансгуманизм так называемый: может ли измениться человек физиологически до такой степени, что исчезнет, например, проблема смерти или что исчезнет проблема любви, размножения, когда, скажем, вокруг размножения не будет накручено такое количество истерики и литературы, как вокруг косточки накручена мякоть плода? Возможно, что это переменится когда-то радикально.

Но пока, мне кажется, человек не свободен от своих имманентностей. Он интересен, когда против них бунтует, но на конечном результате, мне кажется, это сказывается очень мало. Иначе не было бы понятия судьбы. Вот понятие судьбы… Понимаете как? Харальд, сейчас страшную, наверное, вещь скажу. Я часто предупреждаю об этом и говорю потом оглушительную банальность. Дело в том, что ведь само понятие судьбы — это не отражение нашего сознания, это как раз отражение нашего бессознательного. Мы подсознательно стремимся реализовать собственную судьбу. Сознание наше стремится её переменить, сыграть так или иначе. Но сколько раз (я на личном примере это знаю) я в собственной судьбе наблюдал поразительную закономерность: я делаю не то, что я хочу, а то, что вытекает из моих вот этих данностей природных: из наследия, из характера — то, чем я не владею. Я подсознательно выстраиваю судьбу. Сознательно я могу пытаться от этого убежать как угодно. Да, и человеку дано самоубийство. Но в последний момент он поймёт, мне кажется, что и самоубийство это вытекает целиком из логики его биографии. Поэтому я предлагаю бунтовать главным образом в смысле культурном, в смысле творческом


Письмо Белинского к Гоголю

Вдруг перебрасывает все кости изнутри, как бывает на границе со сном, когда внезапно взметнешься вдруг всем телом, в ошеломляющем физическом недоумении - откуда и куда подбрасывает?

Нас тут тонны. Сейчас тут мы, завтра - мы же. Бесконечно торчу на подоконнике, не могу не глядеть в этот океан, только это и делает меня.

Январь 2015, маршрутка, темнота, Остров-Пушгоры, и менять сгоревшие лампочки, кругом снег, лес, Россия, земля и небо, и я вошла в некую еще неопознанную нескончаемость. Где с тех пор и.

Застряла в щели меж трех стран. Любя вас.

Всю жизнь проживя трусом и мечтая вырваться из скобок.

Друг мой. Мне теперь нужно перенабрать себя по другому номеру, с тем, чтобы снова с тобой говорить. Перекодировать наш мир, разбившийся о мою разомкнутость. Я пока вылетела из пазов.

Вздох-выдох, сейчас. Крутится вокруг, озираюсь и не верю - мне?

Я так никогда гулять не уйду