04:10 

квазар
Упреки совести долго не давали потом покоя, будто в чем-то он был виноват перед нею -- да и в самом деле был! -разве свободен кто-нибудь от вины перед матерью? Где, как не там, можно преклонить голову, и покаяться, и попросить прощения, зная, что будешь прощен, и вернуть на миг незабываемый запах детства?

-- В сущности, мы никогда не порываем с детством, милорд, и как величайшее счастье воспринимаем всякое настоящее в него возвращение... Не то, знаете, когда ребячливость нападает… нет, тут другое...

-- Я знаю, о чем вы говорите.

-- Это бывает только наедине с собою. Чаще всего у зеркала, когда с отвращением смотришь на свое взрослое лицо и вдруг стираешь его, как ненужную маску, и подмигиваешь себе -- десятилетнему: "Здорово мы дурачим взрослых?" Удивительно, но понятие "взрослый" по отношению к каким-то людям сохраняется всю жизнь.

-- Но если это так, если они взрослые, то кто же мы?

-- Дети, милорд!

17:38 

квазар
[солнце, горы, входим в очередной поворот, смешно и солнечно, и тут вдруг в мозгу взвизгнуло: вот сейчас, сейчас бы бамс - сплеснуться с поворота, но так, чтобы сразу в зияющую пустоту, взорваться на лету…
35-й километр Слока-Талсы, Тукумс. нет, сперва я, пожалуй, слетаю на тот берег еще один раз]
______
Если надо объяснять: сравните это с состоянием очень сытого желудка после приятного обеда в хорошей компании: все было слишком здорово, но продолжают и продолжают метать на стол, и ты говоришь:"спасибо, но я все, мне и так очень хорошо", а тебе под нос брякают очередного рябчика в ананасах.

03:34 

Mendoza

квазар
Соскучилась
Счастива
Внезапно скучаю порами, мышцами, кожей
Невозможная нынче красота кругом
Солнце теплое-теплое
Горы обняли отовсюду
И все это нам
Sudestada
Люблю
__________
Были в Valle de Uco, в Bodega Salentein и Bodega Azul. Просто невероятно удачно состыковались с Ю., с пейзажем, с погодой, с местами..Нет, не сказать.
_______
Самый перевернутый год в моей жизни. Луна болтается как ей вздумается, солнце идет в другую сторону, лето перемигивается с зимой, и сегодня, оказывается июнь, я уж молчу о том, что и время этой записи отобразится в другом часовом поясе.

Скоро-скоро будут автобусы, потом три самолета подряд…И, наконец, дом! Не верится. Очень жду. Устала, и даже где-то хочется, помотавшись, пролетев очередной круг, прибежать и повиснуть на теплой шее. С тем, чтобы потом снова улететь вникуда.

Пока я болтаюсь между домами-городами, лишь воздушное пространство, а также вокзалы и аэропорты - места ничьи, и я в какой-то степени считаю их своими. Освобожденные, по крайней мере, от явной принадлежности кому-либо другому, они настолько растворяют в себе всех и каждого, что мне там легче дышится, чем в гостях у кого-либо.

23:03 

звуки

квазар
Мы видим лишь то,
что мы видим,

лишь то,
что нам позволяет быть нами -
увиденным.

Фотография отказывается
принять в себя то,
что в изучении нас
было ею же создано.

Солей яростное плетение,
серебра пепел.

Трижды прокричит петел
покуда наступит рассвет. Зрение
(в зернь игры? В теле
прорезь? Шнурки ботинок?
автобиография, идущая
неотступно в затылок?),
не обретающее предмета,
мнится утратой.

История начинается только тогда,
когда осознается бессилие. Я
не в силах понять: объятия
отца и матери?
При переходе одного в другое?
Это пляшущий у порога предел,
где рассудка оплывает
медленно эхо.

Следовать.

Смерть отнюдь не событие,
но от-слоение-от:
прошлое - узел эллипсиса,
полдня.
Пятно изъятое солнца,
дно которого на поверхность выносит
комариный ветер вещей,

щепу предметов, тщетно
впившихся в описание - зрение -
или закон построения
двухмерного изображения в многомерное
оптика (или же аллегория).

Меркнет в желтых пористых льдах
страниц, процветающих в пальцах сухих,
бег. Дым черен. Лазури визг.

Падает облако бессмысленно к югу.
И слипшиеся, как леденцы счастья, демоны
управляют размышлением глаза
под стать горению, чья сеть проста
и радужна, однообразна также,
подобно любви маятнику.

Не "смерть" волнует, скорее,
покуда способен двигаться
в частицах обмена -
отсутствие в любой точке всплеска
дня, чьи половины сомкнуты
за спиной тени (бесспорно, объятия...
они прежде всего) повсюду,

где она может случиться,
солучая не-стать с преткновением, -

ткани тление, когда распускаема.
Скорость. Скольжение. Сроков деление:
гул детской раковины.
Окрестности.
Местность блуждания всматривается
в свое ожидание. Рот
принимает определенную форму,
чтобы слово "небо" обрело плотность гальки,
разбивающей скорлупу отражения.

18:58 

квазар
— Абсолютно надежными в своей жизни я назвал бы трех человек. Но вообще надежности на телевидении больше, чем принято думать. Кстати, бескомпромиссность моя значительно сдулась. Я в молодости был очень категоричен, хорошо помню, как Познер охлаждал мой пыл. С Познером мы действительно друзья, мы хорошо друг друга знаем, и ему — предупреждая ваш следующий вопрос — я доверяю вполне. А так-то, если вы заметили, с возрастом вокруг становится все меньше хороших людей. В двадцать лет ты готов весь мир обнять, а в двадцать девять вокруг тебя сплошь подонки...

— А в тридцать восемь и сам ты уже не ах...

— Боюсь вас спрашивать, как вам в ваши сорок девять.

— А в сорок девять, Ваня, мною владеет странное чувство. Мне кажется, что я слишком многое и многих стал понимать, многое считать неизбежным, здорово научился доказывать самому себе, что иначе быть не может.

— Это я и в себе замечаю.

— Я даже не вполне понимаю, когда серьезен, а когда шучу. И сын не всегда понимает. Я насобачился ему — в порядке юмора, конечно — говорить: вот Америка — она хорошо делает джинсы, и пусть себе, это ее роль в мире. А наша роль...

— Приумножать культуру. Да! Я чувствую себя в силах развить этот дискурс.

— Мы можем позволить себе не работать, не заботиться о нуждах низкой жизни, а жить чистой духовностью, потому что у нас есть ископаемые... Предки наши нам сначала завоевали эту землю, потому что единственно достойная мужчины участь — это быть воином или мыслителем, а не производить джинсы. Они нам ее завоевали, а хлеборобы полили все это кровью, пОтом... вообще всем... и в результате у нас там образовалась вся таблица Менделеева, а зять Менделеева все это уложил в рифмы — «Ночь, улица, фонарь, аптека... Да, и такой, моя Россия...»

22:17 

квазар
В чём проблема, Макс? Понимаете, если вас бесит чужая религиозность, обратите внимание на корень слова «бесит». Понимаете, беса всегда крючит от ладана. Вот если вас что-то бесит — это значит, что что-то в вас не так. Вы попробуйте себя отчитать с помощью литературы, или в церковь сходите, или поговорите с хорошим попом — и вас перестанет бесить или раздражать. Вы будете ощущать кроткое несогласие или тихую печаль. Потому что беситься — некреативное и непродуктивное состояние, а вот кроткая печаль — это то, что надо.

16:42 

квазар
Из слайдов: вокзал Ретиро, О. сосредоточенно строчит мне послание в подаренной книге. Да, непрактично, я таскаюсь с вечными перевесами, но не могу (=не хочу) избавиться от этой книгозависимости. Да, было бы куда проще перейти на e-books. Но тогда не случилось бы этих подписей.

"…te pido que no pierdas nunca esa espontaneidad tan bella que suele ilumminarme en mis momentos más oscuros"

16:05 

мате

квазар
Стою, греюсь у газовой плиты и параллельно слушаю звук нагревающегося чайника. Р. по звуку определял температуру воды. Сперва плеснуть прохладной, затем уже почти горячей.
Утром встречаемся у чайника на мате "вполглаза", потом я отползала к себе, заварив еще.
Самые приятные утренние мате были с Р. в Мар дель Плата, его огромное теплое обаяние сумело победить даже мою утреннюю антиобщительность.
Самые "придирчивые" себадоры, самые тонкие ценители и пользователи мате родом из Параны. Узнаю их по почерку и по манерам.
Горячую воду здесь можно достать везде - на заправках имеются специальные автоматы (многие зачастую работают на монетах, которых почти вышли из употребления - нужно менять), нальют в любой торговой точке, это святое.
Мате пьют всюду. Особенно странно отчего-то видеть молодежь, уютно сидящую на берегу или на лавке или на поляне с термосом и мате.
Самый вкусный мате у нас случился в Тигре с водой, добытой на заправке.

05:15 

квазар
Подходит ко мне вчера большой такой тренер С. (типичный "Серега" из качалки), и как ткнет вдруг пальцем в живот со словами: "Иди лучше сделай еще пару подходов приседа, чем эту машинку терзать" (я добивалась по мертвой тяге в Смите). - "Да я уже подходов 7 присела на максимуме, куда больше-то?" - и показываю на свой внушительный бампер. "Выходи из зоны комфорта, нечего там сидеть!…"
Я задумалась. Зона комфорта? М-м..
Нынче прихожу в зал, С. хищно манит пальцем.. Вешает мне на плечи штангу и гонит выпадами по залу. Начинаю мгновенно задыхаться, долго не могу отдышаться. Я тяжеловес и тихоход, но взрывные усилия даются мне нелегко, мгновенно жгу креатинфосфат, а сердечный ритм вылетает за пределы. (В горный поход больше ни-ни, никаких интенсивов-функционалов-кроссфитов, прыгов-бегов и тп, только "созерцательный бег" на самых низких оборотах). Посмеивается, мол, видишь, как ты себя берегла? Надо взрывать, не жалеть!
Сцепив зубы, прыгаю, стараясь как можно меньше ударять в колено.
(Сейчас не понимаю, как ухитрилась спуститься с Салкантая, 5 часов режущих ударных болевых волн в колено, или не наступаешь - или так или иначе даешь удар.

Вот уж не думала, вечно тренируюсь гораздо больше, чем надо, и постоянно ухожу в отказы (ну нравится мне так).
Часа два гонял по всякому функционалу, пытался поподтягивать, навесил 40 кг на верхнем блоке и покрикивал: давай, русита, давай! Я послушно исполняла (разнообразие тренинга, пользуюсь случаем..), периодически роняя всякие неприличные выражения.
"И не вздумай уехать в Буэнос-Айрес", - в очередной раз возникнув рядом, страшно прошипел он. "ЗДЕСЬ-ПОКОЙ!!!"
))))))))
………..
- "Завтра жду в 16.30". -
- "И будет мне покой и счастье?.."

04:35 

Мендоса

квазар
Обернуть в слова, завернуть..

Выучить язык - перепрожить все заново. Все ситуации да комбинации. Несуществующее выражение - выучить язык.

Нил, спасибо за Lost property. Под нее хорошо выходит листать.

Эми Уайнхаус, выхлопная труба, я под ней лежу и ору, а мои вещи едут домой, и ребра сводит желанием перестать-ся. Сколько лет назад?

Автобус будто бы пересекает космос. Ночь, колотун, тьма, берем четко на запад. Я не знаю кто я, где я, куда я. Неописуемо. Только не бояться.

С каждым днем все больше влюбляюсь, Аргентина возлюбленная моя. Россия - жена. Откуда такое, как? До слез. Они невероятные. Мы. Иногда я забываю думать по-русски.
Здесь хочется перепрожить детство. "Вернусь - и отправимся отмечать мое новорождение: я закажу submarino, измажусь шоколадом, а Вы будете смотреть и улыбаться."

"Yo siempre estaré ahí al lado suyo. Cuidándola." До этих слов стоило дожить и добыть-ся.

Месяц без самолетов, и я уже тоскую. Три месяца аэропортов, сумок, бесконечная смена рутин, постелей, кресел, климатов, широт. Дышать.

Бегу вдоль пруда. Свежо, прозрачно, листья, осень. Под эту песню вдруг все бывшее подкатывается к голове, волна за волной. И снова эта неизъяснима наполненность. И совершенство, и прозрачно так, и через меня можно увидеть небо. Поди, расскажи.

Как это..когда ты на чуткой дрожащей ладони. Душа в душе.

Нет. Ничего не могу рассказать. Неактивная ссылка.

Мне сыпят в руки диаманты.

16:26 

квазар
Влюбленные всегда
по краю ходят, один другого, лишь себе
суля простор, охоту и уют.
Вот так набросок одного мгновенья
контрастный предваряет фон, намек,
нам явно зримый, с нами откровенный
весьма. Мы контур наших чувств
не сознаем: лишь то, что движет ими
извне.


Вчера загадала О. загадку: "две причины, вынуждающие меня вернуться в Б.- Айрес". Мается второй день. Расшнуруйте мозг, вслух произнесите вопрос и все вводные. И тогда..
Наутро получаю очередную пачку вариантов: "Я ЗНАЮ!!! Чтобы я Вам что-нибудь вкусное приготовил!"
НЕТ!
______
Вчера Х. пришла в двенадцатом часу. В постели вдруг разговорились. О былом да всяком. Любопытный товарищ. Через какое-то время она и вовсе повернулась ко мне, что означало, что беседа начинает ее весьма увлекать. Я повествовала что-то об уроках жизни )). А незадолго до этого она сказала, что забыла запереть офис, нужно вылезать из постели и ехать. Помня, что со мной такое было (в полночь я летела в метро запирать "военку", чтобы утром не вышло скандала), я оборвала наши психоштудии и сказала "поехали". Она долго не верила, что я "хорошая", я разубедила ее, сказав, что речь лишь о собирательстве впечатлений и опытов - вне морали. И мы двумя пижамчатыми тенями метнулись в ночи к машине и покатили по улочкам Мендосы.

Несколько изумляет, что все эти деревья посажены руками человека. Все эти дивные аллеи, вся эта зелень - все посажено человеком. Здесь пустыня.
То есть, примерно как в Лиме, но там деревья есть лишь в богатых районах.


О те минуты детства,
когда фигуры дразнят нас не просто
прошедшим, и вовсе не грядущим впереди.
И мы росли, и мы порой старались
стать взрослыми скорее, из любви
к тем, у кого лишь возраст был в запасе.
И все ж мы были в одиноком рвенье
довольны длительностью и стояли там,
на переходе меж игрой и миром,
на месте, что основано от века
для чистого стремления вперед.
Кто нам укажет место для ребенка? Впишет кто
в созвездие его, и кто масштабы вложит
в его ладонь? И кто ребенку смерть
из хлеба слепит, из черствого, – или даст
ее в уста, как можно дать огрызок
прекраснейшего яблока… Убийц
узнать легко. Но как увидеть: смерть,
всю сразу смерть, еще до жизни, так
в нас нежно спящую, и зла не затаить,
не представимо.

04:19 

квазар
Вся Мендоса для меня пока сгустилась в парке Сан Мартин, который в двух кварталах от дома.
Утром привычно лежу. Меня нужно до-олго взбалтывать да перемешивать, прежде чем я буду готова выползти. Который день пытаюсь начать мягкий и вкрадчивый разговор сама с собой о попытке чуть-чуть сменить эту схему…Нет! Нет! Раньше 13 хоть ты тресни не выйду. Не получается. Не хочу!
Днем пробежка, вечером спина+степпер+телефонный О (прямо как в Лиме, до всяких там страстей), позже - спининг. Попробовала. Учительница - богиня. А так - на первый взгляд - тоскливая жуть. Первые минут 20 умирала, потом как-то влилась, воспряла, возобновила энергоисточники и вломила в одном ритме с остальной группой.
Хотя я понимаю, почему это может нравиться. В целом ничего, для особых состояний.

Сегодня рассмотрела девочку, с которой сплю с одной постели….)
Теперь пытаюсь понять, какую актрису она мне напоминает. Сложное нервное костное лицо. Очень худощавая и бледная. В общем, интересная. Наблюдаю.

Пытаюсь наводнить голову исключительно испанскими словоконструкциями. Затопить ими мозг. Чтобы плавали, а я выбирала и подбирала.у

17:43 

квазар
Сцена на вокзале Ретиро - в копилку (не перебрать этих ископаемых затем, после, долгими темными русскими зимними вечерами). "La borra del café" (пытаюсь припомнить, как это по-русски - грязь от кофе? По которой читают на дне чашки) - дегустировать строка за строкой. Хочется запоминать абзацами, чтобы потом щеголять таким языком. Нет, не разобраться мне с моим отношением к этому "явлению".
Мять на языке строки. Богатейший язык, очень пластичный.

что касается Хабермаса. Я не знаю, как он может тоже устареть. Я не очень понимаю, чему там устаревать, но это интересное и увлекательное чтение. Во всяком случае его работы, имеющие отношение к религии, религиозному сознанию и религиозной философии, — это интересно всегда. Философия языка не может устареть тоже. Понимаете, это та вещь, которая, грубо говоря, с Витгенштейна… ну, пусть не началась, но Витгенштейном решительно двинута вперёд, та, которая никак не может ни устареть, ни выпасть из моды, потому что язык — это в конце концов единственная среда, в которой мы все так или иначе варимся, она абсолютно универсальная. Эта проблема волнует всех, даже больше, чем секс. Секс — не всех, а язык — всех. Поэтому ни Арендт, ин Хабермас, никто из крупных мыслителей, имевших отношение к проблемам языка, коммуникации, нормы, — никто из них благополучно не устареет. Это не самое весёлое чтение, но довольно увлекательное. Это как говорил Щеглов: «Кому интересно, тому не скучно».

UPD ГУЩА

15:55 

Мендосав

квазар
Переливается на осеннем солнце. Акцент тут жуткий. Точь-в-точь как у посла и его детей.
Все же, лучший аргентинский - это уругвайский. )) Плюс столица (с опущениями) плюс Энтре-Риос.
И непривычно сухо, после почти четырех месяцев сплошной влажности это заметно.

22:21 

квазар
Мир природы — это мир, в общем, тоже антихристианский, потому что природа живёт по циклическим законам, которые с линейностью христианства не имеют ничего общего. Природа имморальна, она не знает морали. В общем, будем считать, что она не знает жертвенности. Некоторые считают, что в животном мире это есть. Но мир камня — это мир имморальный, мир божественной холодной красоты.

В некотором смысле вот эти каменные пейзажи Бажова сродни, так сказать, водным пейзажам Лени Рифеншталь, и именно об этом замечательно сказано у Томаса Манна: искусство тоталитаризма кончит описанием вот этих огромных китов, живущих на глубине, потому что там человеческого нет. И надо сказать, что действительно мир мифов Бажова потому нас и привлекает, потому и кажется таким таинственным, что это нечеловеческий мир, человеку там как бы нет места. Эти сущности могут выходить к человеку, как, например, голубая змейка («Появись, покатись! Колеском покрутись!»), полоз. Это может цветок, таинственно расцветший на месте клада, это может быть Хозяйка Медной горы. Они выходят к людям, но живут они своей жизнью, и человеку здесь нет места.

04:08 

квазар
опять

Лофт "Этажи", Петербург, Лиговский, подушки, солнце. Пронзительнеше.

(Но как возможно, чтобы оно вернулось?)

04:00 

квазар
"Regeneration " The Divine Comedy (продолжаю исследовать "принца") - это такая стылая радиохедовщина, особенно Note to self и Lost property. Но на растяжке кстати, чтобы войти а в отмороженное состояние и и отключиться, когда режешь боль как нос корабля прет через толщу воды.

Принесли букет чертополоха
И на стол поставили, и вот
Предо мной пожар, и суматоха,
И огней багровый хоровод.

Эти звёзды с острыми концами,
Эти брызги северной зари
И гремят и стонут бубенцами,
Фонарями вспыхнув изнутри.

Это тоже образ мирозданья,
Организм, сплетённый из лучей,
Битвы неоконченной пыланье,
Полыханье поднятых мечей.

Это башня ярости и славы,
Где к копью приставлено копье,
Где пучки цветов, кровавоглавы,
Прямо в сердце врезаны моё.

Снилась мне высокая темница
И решётка, чёрная, как ночь,
За решёткой – сказочная птица,
Та, которой некому помочь.

Но и я живу, как видно, плохо,
Ибо я помочь не в силах ей.
И встает стена чертополоха
Между мной и радостью моей.

И простёрся шип клинообразный
В грудь мою, и уж в последний раз
Светит мне печальный и прекрасный
Взор её неугасимых глаз.


Сегодня снова легко и хорошо быть. После шторма.
Отходняк от внезапной эмоциональной загрузки последних двух дней-ночей. Отвыкла. Давно не формировала и не подпускала близко подобных состояний, а вчера было ощущение приближающейся казни (нельзя, нельзя, нельзя! поздно). Отстраненно наблюдала эти бессонные трагизмы, готовясь снова терять - и снова смотрела и усмехалась со стороны.
Мы встретились со смущенно-оледеневшими лицами и сохраняли отчужденную непроницаемость до первого светофора. В кафе было светло и страшно, я ждала приговора. Стол уставляли яствами, ничего не хотелось. Неспавшие глаза, встречаясь, говорили друг с другом, пока рты извлекали не то и не о том. Хотелось скорее, но хотелось, чтобы никогда. Будто режут пополам, и обе половины ласкают раскаленным железом. И кто начнет экзекуцию?..
"Буду постепенно прощаться", - прочла я и отреагировала (внутренне) как маленький капризный ребенок.
Поняла, что начинать надо мне. "Вы совсем-совсем не будете больше мне писать?..".
А дальше время стремилось закончиться, будто его разливали по бокалам, а мы вяло катили по любым улицам Большого Буэнос-Айреса, по аллеям парка Лелуар, по каким-то страшноватым отдаленным районам и автострадам, вяло дрались, вздыхали и никак не хотели опустить в прошлое этот кусок иллюзорного присутствия в presente.
И казнь была отменена
шмыгающим носом и перевернутым сердцем.

пишу просто чтобы еще немного там - так - побыть.

Я так не была потрясена с гостиницы Москва на площади Восстания в 2013г, где сидела в ванной своего номера и курила над текстами ночь-другую-третью, пытаясь управиться с хлынувшими в меня формулировками и поступками.

а месяц здесь лежит под углом 45.
Me siento premiada.

Не знаю!!!!!!!!!!!!!!
Страшно и в то же время…это такие бриллианты. Мне снова дают подержать их в руках. Значит, не так грязны мои мозолистые да морщинистые?

читать дальше

03:17 

квазар
На сверкающем глиссере белом
Мы заехали в каменный грот,
И скала опрокинутым телом
Заслонила от нас небосвод.
Здесь, в подземном мерцающем зале,
Над лагуной прозрачной воды,
Мы и сами прозрачными стали,
Как фигурки из тонкой слюды.
И в большой кристаллической чаше,
С удивлением глядя на нас,
Отраженья неясные наши
Засияли мильонами глаз.
Словно вырвавшись вдруг из пучины,
Стаи девушек с рыбьим хвостом
И подобные крабам мужчины
Оцепили наш глиссер кругом.
Под великой одеждою моря,
Подражая движеньям людей,
Целый мир ликованья и горя
Жил диковинной жизнью своей.
Что-то там и рвалось, и кипело,
И сплеталось, и снова рвалось,
И скалы опрокинутой тело
Пробивало над нами насквозь.
Но водитель нажал на педали,
И опять мы, как будто во сне,
Полетели из мира печали
На высокой и лёгкой волне.
Солнце в самом зените пылало,
Пена скал заливала корму,
И Таврида из моря вставала,
Приближаясь к лицу твоему.

05:18 

квазар
Ну и день Ну и вечер.
Человек, который плакал.
Иногда человек может потрясти.

18:46 

квазар
не врать, не бояться. и не пачкать.
____
переживать - корень - жив.
во мне снег.

разумеется, люди далеки от того, чтобы не быть людьми.
человеческое, слишком человеческое.
начинаешь раскапывать - и не остается ничего от человека. задаешь ему вопросы и понимаешь, что убери и он это все - это равносильно приглашению в пустоту. какое ты имеешь право? не студи комнату, закрой окно.

нет уж, дорогуша. сиди где сидишь, да пожинай плоды жизнетворчества.
___
беги и приседай полтинник. а к людям не подходи.

come on over, do the twist

главная