• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:32 

Лима, утро-день

квазар
20:26 

помет

квазар
С углеводов и правда тянет в сон, на белках - бодрость (но не энергичность). Дубашусь каждый день, но ем все еще больше. Эту неделю чередую, нужно отрегулировать поведение. Всюду соревновашки, сезон закончился, наблюдаю с грустью, теперь снова до весны, и опять - без меня. Видимо. Потому что я трухлявое полено, даже шесть презренных кубиков я никак не могу сделать.
Может, в А. таки добью это дело. Ну слабо мне что ли? Я-ве 38 и она берет кубок за кубком, пока мы грешим на наследственность.

Мне срочно нужно перечитать правила пунктуации русского языка.

Последняя неделя в Перу.
Буду скучать по местному пиетету к моей белорожести. М: "в наших недоразвитых странах встречают все еще по одежке. Но тебе с твоим гринго-лицом в Перу отворят двери, даже если ты в пижаме".
Кажется, за три месяца я сумела немножко словить этот город. Думаю, что вернусь еще. В Куско уж точно. Вооружившись обезоливающими - первая ночь была трудной.
Аргент из Бордо шлет картинки белыпесочных пляжей. Мир делается все меньше. Я забываю о том, что мы все из разных стран. Франция, Португалия, Италия, РФ шлют сегодня картинки с того края.
Утро в компании Эренбурга - отлично. Я почти не встречаюсь ни с кем - зачем, если книги - это те те же встречи. В А. вылезу в люди - хватать язык и обниматься.
Творится что-то несуразно-великолепное - уже троим людям в этом году я призналась в любви, нигде не наврав.
О. сегодня не то что ошеломил, но…"la amo". Помню как оно ошпарило тогда в г-це Москва и затем в тамбуре ночного поезда в столицу. Теперь иначе. Светло, дышу.

Здесь продают мой любимый чай со специями за три копейки. Нафигачить туда молока и лакомиться.

Манго, мака, гранадилья - фавориты. Завтра-послезавтра с утра придется сломить себя - штурмуем с Э. овощефруктовый рынок. Напоследок.

Сейчас я бы решилась пройти тропой инков. Тем более что Д.Л. ходил по ней трижды. Только теперь я знаю, что нужно взять с собой.
Но теперь, после моих рассказов, вряд ли кто соблазнится составить мне компанию )
Это было очень круто. Сильно, страшно, больно и круто.
Помню, идем мы такие в первый день над отвесным обрывом с мальчиком-англичанином, еще свеженькие, чистенькие, почти благоухающие, ведемпочти светскую беседу, я маюсь, вспоминая свой любимый английский городок и название огромного парка, навсегда пленившего меня в Сомерсете, незадачливо ковыряя торчащие обломки английских слов - жалкие остатки былого(лет 15 назад) великолепия…Очень неохота это чинить. Теперь бы ни за что никакой язык осваивать не стала - не хочу. Отлично знаю, что это - лепить на себя очередную личность, это помимо грамматических да лексических выкрутасов. А я тупая и безмозглая давно.

19:51 

квазар
Кому охота, чтобы его прозрения были приписаны причудам языка, изобилующего флексиями? Никому. Кроме, разве, тех, кто постоянно спрашивает, на каком языке я думаю и вижу сны. Сны человеку [снятся], отвечаю я, и мыслит он -- мыслями. Язык становится реальностью, только когда решаешь этими вещами с кем-то поделиться.

17:05 

Сан Борха, балкон

квазар
Раньше была лишь ибсеновская ледяная мглистость; теперь чувствую ручейки тепла со всех сторон света.

17:10 

квазар
Лима, утро.
Получилось и здесь в точности воссоздать московский график: до полудня лежа, до обеда сидя, после обеда и до ужина - стоя (спортспортспорт).
(С детского сада я ждала этого, вылезая зимой из-под одеяла в несусветную рань и плетясь на кухню есть яйцо с какао.)

Мыслю иными временными отрезками: как можно поехать куда-то на неделю-две? Я только жабрами шевелить начинать к концу второй недели. Темпы, ритмы сменились. Оттого и в Пунта Аренас я ни разу еще не сходила погулять по центру - едва выбираюсь через дорогу, к морю. Потихонечку. Despacito. Вижу - не значит узнаю.
А в Лиме за почти три месяца не сподобилась съездить одна в центр. Никакого самонасилия. Происходит - или нет. Да-дао.
Поездка на неделю с очумелой беготней по достоприпечатям - в прошлом. За неделю я едва ли успею выползти из дома в сад (из номера на балкон) и там вальяжно распатронить перья.

О: даже в 2013 и 2014 не было такой близости и ощущения сопричастности и обоюдности, как теперь. Тогда была дикая взаимная поглощенность: гормональная, трепещущая, дергающаяся, болезненно-острая, опасная, влекущая и отталкивающая, изматывающая, вовлекающая, отнимающая время и силы, но кормящая физиологически. Теперь - после. Ближе, глубже, честнее, спокойнее.
Не то разговариваем, прерываясь на дела да на сон, не то скорее, сопребываем, почти постоянно учитывая существование друг друга; сформировывается эдакая странная привычка у мозга. Разбросанные хвосты начатых и прерванных диалогов, буквы и звуки, картинки и фильмы. Дождливый Буэнос-Айрес - серо-тусклая осенняя Лима.
Сквозь грохот музыки в спортзале пытаюсь выедать слова из трубки, где голос смешан с шумом дорожного движения и дождя, а аппаратура hands-free, срезая некие обертона, возвращает мне звук, будто бы на поступающий откуда-то с конца света.

Бальмонт то молчал, рассеянно глядя по сторонам, то оживлялся, рассказывал про Египет. Мексику, Испанию. Все страны в его рассказах выглядели фантастическими; он изъездил, кажется, весь мир, но увидел при этом только одну страну, которой нет на карте, я назову ее Бальмонтией.

21:51 

квазар
Но физиология — это такая вещь, которая разрешения у разума не спрашивает. И вот моя любовь к Родине тоже имеет физиологический характер. И хотя я понимаю, что в Москве сейчас дождливая ночь… Может быть, и не дождливая. Говорят, бабье лето началось, мне пишут. Хотя я понимаю, что в Москве сейчас и холодно, и страшно, и во многих отношениях неуютно, я много бы дал, чтобы сейчас находиться в эховской студии. Не знаю почему. Хотя вокруг меня здесь такой совершенно прелестный, летний, абсолютно летний калифорнийский пейзаж.
Вот не могу я этого объяснить. Я понимаю, что это гадкое чувство (а может быть, наоборот, прекрасное). Оно потому гадкое, что оно дорефлексивное, оно дофизиологическое даже, оно где-то в самой глубокой матрице. Ну, ничего с этим не сделаешь. Я это люблю. И стоит мне ощутить вокруг себя московский воздух, в особенности воздух моей дачи жалкой, — я тут же чувствую себя, как нога, вынутая из тесного сапога. Ну, вот ничего не поделаешь. Это отвратительно, да, но «Родина есть предрассудок, который победить нельзя».

_________________

Конечно, Париж меня восхищал, но я сердился на себя: нечем восхищаться!.. Я уже не был ребенком, меня пересадили без кома земли, и я болел. Турист может восторгаться не виданной им природой, чужими нравами, он ведь приехал для того, чтобы смотреть; а эмигрант и восторгаясь отворачивается. Здесь нет весны, думал я в тоске. Разве французы могут понять, как идет лед, как выставляют двойные рамы, как первые подснежники пробивают ледяную кору? В Париже и зимой зеленела трава. Зимы вообще не было, и я печально вспоминал сугробы Зачатьевского переулка, Надю, облачко возле ее губ, тепло руки в муфте. Бог ты мой, сколько во Франции цветов! Ползли по стенам душистые глицинии, в каждом палисаднике были чудесные розы. Но, глядя на лужайки Медона или Кламара, я огорчался: где же цветы? Как молитву, я повторял: мать-и-мачеха, иван-да-марья, купальница, львиный зев…
Французы мне казались чересчур вежливыми, неискренними, расчетливыми. Здесь никто не вздумает раскрыть душу случайному попутчику, никто не заглянет на огонек; пьют все, но никто не запьет с тоски на неделю, не пропьет последней рубашки. Наверно, никто и не повесится…

05:58 

квазар
Тамара поглядела на нее пристально, глубоко и спокойно. Глаза Женьки были печальны и точно пусты. Живой огонь погас в них, и они казались мутными, точно выцветшими, с белками, как лунный камень.
- Нет, - сказала, наконец, тихо, но твердо Тамара. - Если бы из-за любви - помешала бы, если бы из-за денег - отговорила бы, но есть случаи, когда мешать нельзя. Способствовать, конечно, не стала бы, но и цепляться за тебя и мешать тебе тоже не стала бы.

00:02 

Лима

квазар
16:47 

Puerto Natales

квазар
Не впихивается в память, шурует насквозь, обливая всю, живое сердце, посреди слов и без них.

16:40 

квазар
16:00 

квазар
Исследовав, как Критский лабиринт,
Все закоулки мрачности, на свет
Я выхожу, разматывая бинт.
Вопросов нет

18:45 

квазар
Ветер хромает вокруг хижины.

Мы спали, спали... Наравне
С любовью и бессмертьем
Давалось даром то во сне,
Что днем — сплошным усердьем.
Мы спали, спали, вопреки,
Наперекор, вникали
В узоры сна и завитки,
В детали, просто спали.
Всю ночь. Прильнув к щеке щекой.
С доверчивостью птичьей.
И в беззащитности такой
Сходило к нам величье.
Всю ночь в наш сон ломился гром,
Всю ночь он ждал ответа:
Какое счастье — сон вдвоем,
Кто нам позволил это?


Нет слов по размеру. Истаскано.

Дегустировать жизнь, каждый раз новое блюдо. Только подумаешь - рецепторы завяли, износились - и вдруг.

16:10 

квазар
..До семидесяти лет я преклонялся перед грандиозными произведениями искусства, перед шедеврами, которые создало человечество. У меня было много сил для обожания... Сейчас меня очаровывают только естественные вещи, только то, что создано природой. Дождь или снег-это всегда спектакль. И ты уже не зритель, не обожатель. Ты часть вселенной.
Я узнал, что в старости можно испытывать большие наслаждения просто потому, что ты трогаешь глубину того, что видишь.


читать дальше

00:46 

квазар
…а потом я прихожу сюда, утыкаюсь в чужую строчку, влезаю в нее - мгновенно - всецело - и разжимаю собственные руки, кисти, сбрасываю весь этот хлам спутанных и никчемных времябукв, и не могу писать.

За окном сейчас такие краски, как бы это как можно проще, намазать на монитор - просто так, просто так..Какие там плывут сейчас оттенки над аквамариновым Магелланом, как оно все несет само себе само себя..и мне, немножко мне.

Спасибо.

22:54 

Патагония-III, Punta Arenas

квазар
Я ли свой не знаю город?
Дождь пошел. Я поднял ворот.
Сел в трамвай полупустой.
От дороги Турухтанной
По Кронштадтской... вид туманный...
Стачек, Трефолева... стой!
Как по плоскости наклонной,
Мимо темной Оборонной.
Всё смешалось... не понять...
Вдруг трамвай свернул куда-то,
Мост, канал, большого сада
Темень, мост, канал опять.
Ничего не понимаю!
Слева тучу обгоняю,
Справа в тень ее вхожу,
Вижу пасмурную воду,
Зелень, темную с исподу,
Возвращаюсь и кружу.
Чья ловушка и причуда?
Мне не выбраться отсюда!
Где Фонтанка? Где Нева?
Если это чья-то шутка,
Почему мне стало жутко
И слабеет голова?
Этот сад меня пугает,
Этот мост не так мелькает,
И вода не так бежит,
И трамвайный бег бесстрастный
Приобрел уклон опасный,
И рука моя дрожит.
Вид у нас какой-то сирый.
Где другие пассажиры?
Было ж несколько старух!
Никого в трамвае нету.
Мы похожи на комету,
И вожатый слеп и глух.
Вровень с нами мчатся рядом
Все, кому мы были рады
В прежней жизни дорогой.
Блещут слезы их живые,
Словно капли дождевые.
Плачут, машут нам рукой.
Им не видно за дождями,
Сколько встало между нами
Улиц, улочек и рек.
Так привозят в парк трамвайный
Не заснувшего случайно,
А уснувшего навек.

18:40 

квазар
(
Питер.

08:54 

Сантьяго, аэропорт

квазар
19:10 

Magallanicos

квазар
Mega 98.3, Punta Arenas, 13.00, solazo, mates, wuenaaa

17:28 

квазар
Это — отрицательное божество, обратная сторона всего беспокойного волнения, всей борьбы, усилий, тоски и страсти людей. Нам дарованы только мимолетные отражения этого — в искусстве, в величественности природы, в гармонии общественных форм, в порядке ритуалов. Его голос никогда не достигает нас, не учит, не командует и не наказывает. Он не вмешивается в человеческие дела , он полон собой и доволен собой. Он не ищет ни жертвы, ни священников. Он холоден и закрыт, далек и недвижим. Его нельзя найти, нельзя следовать за ним или любить его; о нем можно только размышлять.

16:59 

Пунта-Аренас-II

квазар
Да ты надолго пропала и я не знаю, сажать ли горох?

Снова на краю света. Сегодня серенько, дождливенько и ароматненько. Просто чудо как хорошо.

Вчерашний вечер - дивно и непривычно. Как сцена из фильма.
Впрочем, и все остальное тоже. Так не бывает, говорим мы обычно, когда - бывает.

come on over, do the twist

главная