06:51 

квазар
05:04 

квазар

Он старательно притоптывал, делая вид, будто разминает замлевшую ногу. Потом подошел к огню, чтобы она не смогла опять к нему сесть на колени. Слушая ее веселый щебет, он думал, что Милдред не стоит ее подметки: Нора умела его развеселить, с ней занятно разговаривать, она умнее и куда лучше как человек. Нора – хорошая, смелая и честная женщина, а Милдред, как ни горько в этом признаться, не заслуживает ни одного доброго слова. Если у него есть хоть капля здравого смысла, он останется с Норой, с ней ему будет куда лучше. К тому же она его любит, а Милдред только признательна ему за помощь. Но, что ни говори, главное – это любить самому, а не быть любимым, и его всем существом тянуло к Милдред. Десять минут, проведенных с нею, ему куда дороже целого дня с Норой; поцелуй холодных губ Милдред ему нужнее, чем все, что может дать ему Нора.
– Ничего не могу с собой поделать, – думал он. – Она меня просто приворожила.
Ему было все равно, что она бессердечна, развратна и глупа; его не пугала ни ее жадность, ни ее пошлость – он ее любил. Лучше какие угодно мучения с ней, чем счастье с другой.

03:27 

квазар
Он давно пришел к убеждению, что ничто не занимает его так, как метафизика, но не был уверен в ее пользе для житейских дел. Скромная философская система, которую он выработал, размышляя в Блэкстебле, не очень-то помогла ему во время его увлечения Милдред. Он сомневался, что рассудок может быть хорошим пособником в жизни. Похоже было на то, что жизнь течет сама по себе. Он ясно помнил, как властно владело им чувство и как он был бессилен против него, словно привязан к земле канатом. В книгах можно было вычитать много мудрых мыслей, но судить он умел только по собственному опыту (и не знал, отличается ли он в этом отношении от других). Решаясь на какой-нибудь шаг, он не взвешивал «за» и «против», не подсчитывал будущей выгоды или убытка – его неудержимо влекло куда-то, и все. Он жил не отдельной частицей своего «я», а всем своим существом в целом. Сила, во власти которой он находился, не имела, казалось, ничего общего с рассудком; рассудок его только указывал ему способ добиться того, к чему стремилась его душа.

03:01 

квазар
– Я неудачник, – бормотал он, – и не гожусь для жестокой борьбы за существование. Все, что я могу сделать, – это отойти в сторону и предоставить грубой толпе топтать друг друга из-за благ мирских.
Он давал понять, что быть неудачником – куда более возвышенная и благородная позиция, чем преуспевать. Он намекал, что его отчужденность от жизни вызвана отвращением ко всему пошлому и низменному. Особенно красиво говорил он о Платоне.
– А я думал, что ты уже перерос увлечение Платоном, – нетерпеливо сказал ему как-то Филип.
– Почему? – спросил Хейуорд, подняв кверху брови.
Он не склонен был об этом рассуждать. Хейуорд обнаружил, что куда выгоднее порой гордо промолчать.
– Не вижу смысла в том, чтобы снова и снова перечитывать одно и то же, – говорил Филип. – Это только один из видов безделья, и притом утомительный.
– Неужели ты так убежден в своей гениальности, что при первом же чтении постигаешь глубочайшие мысли философа?
– А я и не желаю их постигать, я не критик. Я интересуюсь философом не ради него, а ради себя. – Зачем же ты тогда читаешь вообще?
– Отчасти для удовольствия – это вошло у меня в привычку, и мне так же не по себе, когда я ничего не читаю, как и когда я не курю, – отчасти же, чтобы лучше узнать самого себя. Когда я читаю книгу, я обычно всего лишь пробегаю ее глазами, но иногда мне попадается какое-нибудь место, может быть, одна только фраза, которая приобретает особый смысл для меня лично и становится словно частью меня самого; и вот я извлек из книги все, что мне было полезно, а ничего больше я не мог бы от нее получить, даже если перечел бы ее раз десять. Видишь ли, мне кажется, что каждый человек – точно нераскрывшийся бутон; то, что он читает или делает, по большей части не оказывает на него никакого воздействия; но кое-что приобретает для каждого из нас особое значение и словно развертывает в тебе лепесток; вот так один за другим раскрываются лепестки бутона и в конце концов расцветает цветок.

23:54 

квазар

— Ну хорошо. Вот окончательный аргумент, киса. Научный и современный. Я его раньше не приводил, потому что говорить после этого будет не о чем. Так называемый «герой» и «характер» — это на самом деле метки заблуждающегося разума, не видящего истинной природы нашего бытия. Такие галлюцинации возникают исключительно от непонимания зыбко-миражной природы человека — или, вернее, человеческого процесса, в котором абсолютно отсутствует постоянная основа, самость и стержень. Любое искусство, всерьез оперирующее подобными понятиями — это низкий и тупой лубок для черни. Базарная пьеса для торговцев арбузами. О чем, правда, не следует слишком громко говорить, ибо сразу выяснится, что к этому жанру относится большая часть канона, и вся сокровищница человеческой культуры есть просто склад заплесневевшего бреда… Язык, вылизывающий сам себя в пустоте, и больше ничего.

23:43 

квазар
Написанная фраза уводит мысль. Она уводит ее своими словами. На самом деле все не так: словами никто не думает, самое интересное это как раз то, о чем человек думает не словами. Ход мысли на бумаге это еще что-то третье. Ход мысли на бумаге слишком зависит от бумаги. Без бумаги мысль течет по другим законам. Но вот на бумаге появляется слово „мысль“, и ход мысли шарахается в сторону, как испуганная лошадь

И так всегда: мы говорим одно, а подразумеваем другое. Мы говорим другое, а подразумеваем ОДНО. Литературная компания, где богатству участников придавалось большое значение. Я имел в виду другое, но попались чужие слова, и я их высказал. В таком контексте твой поступок выглядит совсем нелепо. Впрочем, что ж, не так уж нелепо, если подумать. А если не подумать, то стыдно. Подземная река бурлит и воет. Подспудное течение нет нет да и прорывается. Независимо от знаков препинания. Смутные параллели рождаются и умирают, а мысль надо выразить точно. Вот что бывает, когда слова попадают не по адресу. Ты позволил им взобраться на плечи, а они не замечают, что сидят, а ты ждешь благодарности. И оного делать нельзя было. Но была мысль, что все это уже конец и поэтому пусть хоть это останется. Тогда конечно. А неожиданное высокомерие опять же из-за жуткой неуверенности в своих возможностях. Речь идет о силе. Я подожду, я подожду. Под этот постоянный припев шли-проходили годы. Мне стало грустно. Что-нибудь случилось? Почему у тебя такой вид?

Синоптики обещают гололед. Сегодня в Москве слабый гололед. Надо быть исключительно осторожным. Ты слышишь меня?

_______________
как интересно я завариваюсь и настаиваюсь..будто бы только сейчас и проявилось что-то. самой смешно. и чрезвычайно интересно. это ежедневная работа. как тут отвлекаться на "настоящую жизнь"?...
не загибайте страницы, рано.
поражают люди, годами говорящие одними и теми же словами-прибаутками. застывшая порода. как я им завидовала..
____________
«Ветер шумит листвой, а за бортом остаются чужие слова чужих языков из чужих книг и чужих литератур».

23:00 

Маменьке @moty

квазар
Я видел песок на морском берегу,
И я не хочу умирать.

Я слышал далёкую песню дельфинов,
И я не хочу умирать.
Я разгребал руками песок
И спал на морском берегу.

Я на ладони держал песок,
И ветер его уносил.

И время меня уносило, но я
Ничего об этом не знал.

Я спал среди скал и рядом со мной
Было море и был песок.

Я понимаю, о чём говорят
Волны в расщелинах скал.

Я понимаю, о чём поют
Дельфины...И я не хочу, не хочу,
Чтоб всему наступил конец.


*подмигиваю с того конца света

22:16 

квазар
Ты находишься в сложных взаимоотношениях с текстом: одновременно и субъект, и объект. Ты искренний и в то же время ломаешься, хочешь выглядеть лучше или хуже. Где здесь кончается личное, и начинается литература? Многие запирают свои архивы на 50 лет, когда не хотят чтобы тайны утекали из семьи. Но я за то, чтобы архивы были открыты. Если сейчас не посмеются, то потом — ты не остановишь человеческие глупости. Современники хоть тебя и загадят с ног до головы, но будут любить.

04:12 

квазар
Прекрасный Гильвик! Провела с ним вчерашний вечер (отключился интернет - наконец, добралась до автономно открытых вкладок..интернет - и лекарство и яд).

Как здорово, что можно выбирать себе компанию вне времени и расстояний.

___

Судорожные попытки Клаттона выразить нечто самому ему неясное, дремлющее в его сознании сделали художника угрюмым и раздражительным; Филипа занимала психологическая сторона вопроса. Он смутно чувствовал, что и сам находится в таком же положении, только ищет смысла не в искусстве, а в собственной жизни. Ему приходится выражать свое «я» поступками, образом действий, и он не знает, как ему быть.

22:34 

квазар
Неплохое завершение для одного дня, правда? Я долго еще сидел при уютной свече, откинувшись на спинку высокого кресла и думая: «Ты — чудо, Ты, что сделала меня таким просторным». Ведь если итальянские дни одарили меня сокровищами, то это Ты сотворила для них место в моей душе, где теснятся мечты и множество разных забот. Ты сделала меня праздничным.

Лучшее, что я привезу Тебе, дорогая, — это то, что вернусь с такой ясностью.

22:32 

квазар
Я говорил еще о многом другом, чего уж и не упомню, а потом сказал:

— Хотелось бы мне показать вам что-нибудь здесь, в этой стране, и чтобы это было как подарок, который получаешь от какого-то чудесного народа и, трепеща в изумленном восторге, говоришь: «Боже, какие там вещи!» Вот мне и хочется показать вам что-нибудь похожее.

Когда мы около половины одиннадцатого подошли к воротам, молодая женщина спросила:

— А вам не кажется, что это будет неженственно?

— О, — сказал я, — мужчина может быть богат своим достоянием, женщина же забывает о своем богатстве, если ей не представится случая поделиться им с другим. Чтобы дать что-нибудь, вы должны обладать внутренним пространством. Вам надо пережить что-то вроде материнства. Настанет когда-нибудь день, жаждущий получить что-то от вас, и второй день, и третий — и каждый будет жаждать чего-то своего. И как только вы увидите, что вам по силам выполнить все это, ваше доверие к миру и ваша радость станут безбрежными. Попробуйте сделать так, как я говорю. Уезжайте, не думая о возвращении. И идите, как идут ночью по берегу моря, идите все дальше под бесчисленными молчащими звездами. Попробуйте.
— Может быть, попробую.

И она со смущенной благодарностью подала мне руку.

22:10 

квазар
Я проговорил без передышки, наверное, часа два и искренне обрадовался, заметив по блеску его глаз и сердечному участию, с какими он слушал меня, что речь моя возымела успех. — Как мне хочется поскорее очутиться рядом с Тобой — ведь я обнаружил в себе то, о чем Ты еще не знаешь: новую огромную ясность, дающую моему языку и силы, и избыток образов. Теперь я часто ловлю себя на том, что прислушиваюсь к самому себе и с изумленным уважением учусь у собственных слов. Глубоко во мне нарождается то, что стремится к людям поверх этих страниц, поверх моих любимых стихов и поверх всех моих творческих замыслов. Я словно бы чувствую потребность говорить — сейчас, в мгновения силы и ясности, когда из меня звучит нечто большее, чем я сам: мое блаженство. Я словно чувствую потребность обратить в новую веру всех нерешительных и колеблющихся; ибо во мне больше силы, чем я могу вместить в словах, и этой силой я хочу освободить людей от отвратительного страха — состояния, из которого я вышел. И вероятно, по мне это заметно; ибо нынче, когда около девяти вечера я отправился на прогулку к морю с моей русской соседкой, та доверилась мне в столь красивых недомолвках, что я испытал что-то вроде отцовских чувств — желание защитить слабого. Я говорил и говорил, начав как раз с того, на чем остановился в разговоре с г-ном К. Выходило так, словно я перевожу на слова только широкое звучание одинокого лунного моря, что раскинулось рядом с нами, а мы оба были его слушателями. Я говорил: — Вам надо бы обрести доверие ко всему, найти место, достаточно просторное для вашего внутреннего богатства. Иначе вы пройдете мимо жизни и мимо самой себя. А было бы жаль!

03:07 

квазар


– Люди просят высказать мнение, а ждут только похвалы. Да и какой смысл давать чему-нибудь оценку? Что за важность – хороша или плоха ваша картина?

– Это важно знать мне.

– Неправда. Картины пишут только потому, что не могут не писать. Это такая же функция организма, как и всякая другая, только она присуща далеко не всем людям. Картины пишут для себя; в противном случае надо

кончать самоубийством. Вы только вдумайтесь: тратишь бог знает сколько времени, чтобы выразить что-то на холсте, вкладываешь в это все силы своей души, а чем все это кончается? В девяти случаях из десяти картину не примут в Салон, а, если ее и возьмут, посетитель взглянет на нее мимоходом – и только; если вам повезет, ее купит какой-нибудь безграмотный болван, повесит на стенку и перестанет замечать, как свой обеденный стол. Критика не имеет к художнику никакого отношения. Она рассматривает явления искусства объективно, а объективность художника не интересует.

– Художник получает свое особое ощущение от видимого мира и не может не выразить его; он сам не понимает, почему это ощущение он выражает при помощи линий и красок. С музыкантом происходит то же самое: стоит ему прочесть несколько строк, как в голове у него возникает комбинация звуков; он не знает, почему те или иные слова вызывают в его воображении те или иные звуки, но это так. И я могу привести вам еще один довод в пользу того, что всякая критика бессмысленна: великий художник заставляет людей видеть природу так, как видит ее он; но приходит следующее поколение, и другой великий художник видит мир уже по-иному, современники же судят о нем не по его законам, а сравнивая его с предшественником. Так, например, барбизонцы[81] учили наших отцов смотреть на деревья определенным образом, а, когда появился Моне и стал писать иначе, люди сказали: «Но ведь деревья совсем не такие!» Им было невдомек, что деревья всегда такие, какими предпочел увидеть их художник. Мы рисуем, изнутри приближаясь к внешнему миру; если нам удается навязать свое видение другим, нас зовут великими художниками; если не удается, нас не признают, но мы-то сами остаемся такими, как есть. Величие или ничтожество не играют для нас никакой роли Неважно, какая судьба постигнет нашу работу: мы получили от нее все, что она могла нам дать, покуда мы ее делали.

15:55 

квазар
Говорил он медленно, как-то чудно, словно прислушивался к чему-то невнятному. В нем бродили странные силы, в которых он сам не отдавал себе отчета, хотя они мучительно искали выхода. Это душевное напряжение ощущали все.

а во мне забродило сомнение. как обычно, впрочем. прислушиваюсь к себе, но начало ли это конца. каждый сюжет должен быть исчерпан. каждый цикл завершен. и тогда можно вставать из-за стола.
я хочу на Чудское озеро, я хочу в Пушикнские горы!
но я не хочу терять язык и этих придурков..как быть?

04:37 

квазар
В 98-2001гг сюда приехало огромное кол-во русских и украинцев. Сегодня в кафе нас обслуживала женщина из Керчи, которая приехала в Б.А. в 1998, и уже 15 лет работает в этом заведении..
Мои соседи-швеи...Это уже языковые калеки. Гибриды.

Здесь вдруг поняла, что несмотря на свою вечную "бедственность", я все же принадлежу к "благополучному" миру.

05:55 

квазар
– Неужели вы никогда не совершали ничего, о чем бы стоило пожалеть? – Как можно жалеть о том, что неизбежно? – спросил в ответ Кроншоу. – Но ведь это фатализм!
– Иллюзия, что воля человека свободна, так укоренилась в нашей душе, что даже я готов ее принять. И, когда я действую, я делаю вид, будто что-то от меня зависит. Но, когда действие совершено, мне становится ясно, что оно было вызвано усилиями извечных сил природы и, что бы я ни предпринимал, я не мог бы его предотвратить. Оно было неминуемо. И, если действие это было благородным, заслуга тут не моя, если же оно было дурным – никто не вправе меня попрекать.
– У меня голова кругом идет, – пожаловался Филип.
– Выпейте виски, – предложил Кроншоу, подвигая бутылку. – Отлично прочищает мозги. Немудрено, что у вас голова не варит, зря вы пьете пиво.
Филип отрицательно помотал головой, и Кроншоу продолжал:
– Вы – парень неплохой, вот только непьющий. А трезвость вредит беседе. Но, когда я говорю о добре и зле... –
Филип понял, что его собеседник не потерял нити своих рассуждений, – я говорю только по привычке. Никакого смысла в эти слова я не вкладываю. Я отказываюсь устанавливать шкалу человеческих поступков, превозносить одни и чернить другие. Для меня понятия порока и добродетели не имеют значения. Я не раздаю ни похвал, ни порицаний – я приемлю сущее. Я – мера всех вещей. Я – центр мироздания.

22:03 

квазар
Повсюду общество состоит в заговоре, направленном против мужества людей, входящих в него. Общество — это акционерная компания, где держатели акций, чтобы надежнее обеспечить кусок хлеба каждому пайщику, согласились пожертвовать для этого свободой и культурой — и собственной, и тех, ради кого они стараются. Несамостоятельность духа — здесь добродетель, на которую самый большой спрос, а доверие к себе — предмет отвращения. Общество не любит правды и творчества; оно предпочитает им ничего не значащие слова и условности.

17:04 

квазар
О: "- звоню, чтобы Вас услышать
(нет, мне ничего не стоит дать человеку желаемое, но иной раз из меня лезет желание проучить - к чему, почему,? разберись!)
- ну я же не радио, чтобы вещать. что мне сказать? о чем?"
ну давайте зачитаю прогноз погоды..
а то мне из себя по внезапному запросу и без подготовки нужно слова извлекать. это как..напасть на ученика за школой вне уроков и спросить с него урок.

обозначайте цель звонка, пожалуйста. есть что спросить? есть что сказать?
у меня бывает такое, что я вдруг звоню просто поздороваться, удивить, зная, что от меня этого не ждут. я сразу это сообщаю, здороваюсь, занимаю секунд 15 и исчезаю. все!!! не надо этих ээээээээ ыыыыыы

любимый вопрос в последнее время - "чего нового напроисходило в Вашей голове?"
попытка отсечь бытописание..пошел-ушел-пришел...

и человеку сказать нечего. он скучал сидел, "убивал время", ожидая какого-то следующего "скачка в расписании", и нужно было заполнить дыры. бррр

я как обычно начинаю "поглощать" человека в свое - вот, мол, в поле моего умственного зрения нынче разбираем следующую тему...блаблабла...Нафига это человеку? мне не жалко, но и он мне тут - нафига? мне самодостояточно, нас тут много...
мне столько жизней потребовалось, чтобы тут обустроиться-обжиться, заселить эту планету...а теперь я тут совсем не одна.

или вот сосед. зовет попить чай. в кафе, разумеется.
сидим-пьем. спрашивает как дела. мне неясно - зачем ему эта встреча, зачем ему меня видеть? расспрашивает...вырабатывает у меня привычку рассказывать? чтобы была потребность? (он же психо..кто-то там) - не будет. но чаще всего мне скорее неохота живописать действия, которые уже случились. за исключениями, но они завязаны на неслучайных людях.

16:47 

квазар
о, а мне архив дневника прислали. вряд ли притронусь - вечно жалко время. да и...тут слишком все. и есть куда более интересные мне личности (чем я сама? скорее так - чем я сама в настоящий момент времени - нет)

16:46 

чудесный тест!

квазар
Просто мне приснилась Москва.
А тут...
Да, Хамовники+Садовое кольцо - мои места в этом городе.
А как мы из нашего корпуса (на Инжиры Ганди) пешком ходили в ГЗ МГУ, а оттуда - в 1-й ГУМ...Да, и сады эти яблоневые, и так все это быстро, так мимо..Только на 1 курсе (16-17 лет), а дальше мы осели в нашем невзрачном здании, а дальше началось...А потом уже совсем другая история была.

Д.Быков. Под Богом. Ленгоры

come on over, do the twist

главная