03:16 

квазар
коридор, выход из которого ведет в тот единственный дневной мир, который тебе известен, и чем лучше ты с ним знаком, тем реже дверь твоей комнаты будет раскрываться куда-то еще, в места, названия которых ты не знаешь и не узнаешь никогда, потому что уже давно похож на человека, стоящего на подножке разгоняющегося трамвая и думающего, что чем быстрее тот едет, тем труднее будет спрыгнуть и пойти своей дорогой, пока слова «своя дорога» еще сохраняют некоторый смысл, а точнее – отблеск понятного когда-то смысла, иногда мелькающий в глазах стоящих рядом, но раз они все-таки едут дальше, то, наверно, на что-то надеются, а они думают то же самое, глядя на тебя, пока один разливает по чашкам водку, а другой пытается играть на гитаре, под которую так надежно затвердевает вокруг тот мир, который ты выбрал, не успев ни с чем его сравнить и поняв только, что все в нем случается крайне быстро, а время суровое и величественное, и хоть Утесов поет, что тот, кто с песней по жизни шагает, тот никогда и нигде не пропадет, люди пропадают целыми оркестрами, так и не дошагав туда, куда они шли
________
в дополнение про тренировку:
"осень жизни, осень жизни..," а стесняшки как у подростка! и комплексы.
"я не буду отклячивать попу!"
садимся как на стул, говорю, и ни в коем случае не коленями вперед, и без скручивания грудной клетки. ..стесняется!

16:19 

квазар
Удивительно. В этой же камере жил когда-то маленький зэк, видевший все это, а сейчас его уже нет. Видно, побеги иногда удаются, но только в полной тайне, и куда скрывается убежавший, не знает никто, даже он сам.

Нелюбителям Пелевина (вцелом, не вдающимся), возможно, стоит начать с рассказов.
_____
Вчера провела О. вводную тренировку. Волновалась, потому что а) обучение было 2г назад и на другом языке б) после этого и всегда я тренирую только себя, и теперь уже непросто вернуться на полный ноль, вжиться и пояснять оттуда в) ответственность педагога и желание быть лучшим.
Потом получила вотсап-апологию )

17:01 

квазар
Он смотрел, как Ричард Гордон, пошатываясь, шел по улице и наконец скрылся в тени больших деревьев, ветви которых спускались так низко, что вросли в землю, точно корни. В мыслях профессора Мак-Уолси при этом было мало приятного. Это смертный грех, подумал он, тяжкий и незамолимый грех, и величайшая жестокость, и если даже формально все это в конце концов может быть узаконено религией, я сам не могу себе этого простить. С другой стороны, хирург не может прерывать операцию из страха причинить пациенту боль. Но почему все эти операции в жизни делаются без наркоза? Если бы я был лучше, чем я есть, я позволил бы ему избить меня. Ему бы стало легче от этого. Бедный, глупый человек. Бедный, бездомный человек. Мне не надо было отпускать его, но я знаю, что это для него слишком тяжело. Я полон стыда и отвращения к самому себе, и я жалею о том, что сделал. Все это еще может обернуться очень скверно. Но не нужно думать об этом. Я сейчас опять прибегну к наркозу, который спасал меня семнадцать лет, но теперь уже скоро мне не понадобится. Хотя возможно, что это уже стало пороком и я только придумываю для него оправдания. Но, во всяком случае, я к этому пороку хорошо приспособлен. Если б только я мог как-нибудь помочь этому бедному человеку, которого я обидел.

04:53 

квазар
– Давно это с вами?

– По-моему, всю жизнь, – сказал Спелмэн. – Уверяю вас, это единственная возможность быть счастливым в наше время. Какое мне дело до того, как стоят акции «Дуглас Эйркрафт»? Или Телеграфно-телефонной компании? Меня все это не касается. Я читаю какую-нибудь из ваших книг, или пью, или смотрю на фотографию Сильвии, и я счастлив. Я – как птица. Я даже лучше птицы. Я… – Он помедлил, подыскивая слова, потом сразу заторопился. – Я хорошенький маленький аист, – выпалил он и покраснел.

04:47 

квазар
Взметнутся голуби гирляндой черных нот.
Как почерк осени на пушкинский похож!
Сквозит, спохватишься и силы соберешь.
Ты старше Моцарта, и Пушкина вот-вот
Переживешь.
Друзья гармонии, смахнув рукой со лба
Усталость мертвую, принять беспечный вид
С утра стараются, и всё равно судьба
Скупа, слепа,
К ним беспощадная, зато тебя щадит.
О, ты-то выживешь! залечишь – и пройдет.
С твоею мрачностью! без слез, гордясь собой,
Что сух, как лед.
А эта пауза, а этот перебой —
Завалит листьями и снегом заметет.
С твоею тяжестью! сырые облака
По небу тянутся, как траурный обоз,
Через века.
Вот маска с мертвого, вот белая рука —
Ничто не сгладилось, ничто не разошлось.
Они не вынесли, им не понятно, как
Живем до старости, справляемся с тоской,
Долгами, нервами и ворохом бумаг…
Музейный узенький рассматриваем фрак,
Лорнет двойной.
Глядим во тьму.
Земля просторная, но места нет на ней
Ни взмаху легкому, ни быстрому письму.
И всё ж в присутствии их маленьких теней
Не так мучительно, не знаю почему.

19:01 

квазар
Я шел вдоль тяжелой припухлой реки,
Забывшись, и вздрогнул у моста Тучкова
От резкого запаха мокрой пеньки.
В плащах рыбаки
Стояли уныло, и не было клева.
Свинцовая, сонная, тусклая гладь.
Младенцы в такой забываются зыбке.
Спать, глупенький, спать.
Я вздрогнул: я тоже всю жизнь простоять
Готов у реки ради маленькой рыбки.
Я жизнь разлюбил бы, но запах сильней
Велений рассудка.
Я жизнь разлюбил бы, я тоже о ней
Не слишком высокого мнения. Будка,
Причал, и в коробках - шнурочки червей.
Я б жизнь разлюбил, да мешает канат
И запах мазута, веселый и жгучий.
Я жизнь разлюбил бы - мазут виноват
Горячий. Кто мне объяснит этот случай?
И липы горчат.
Не надо, оставьте ее на меня,
Меня на нее, отступитесь, махните
Рукой, мы поладим: реки простыня,
И сладки на ней, и слепящие нити
Дождливого дня.
Я жизнь разлюбил бы, я с вами вполне
Согласен, но, едкая, вот она рядом
Свернулась, и сохнет, и снова в цене.
Не вырваться мне.
Как будто прикручен к ней этим канатом.

16:16 

квазар
Вчера О. пытался обучить меня кроллю. Сказал, для первого занятия более чем хорошо. Скучно это, ножками по воде молотить. Брассом куда энергичнее, продуктивнее и увлекательнее как-то.

15:20 

квазар
И новою предстала жизнь. Он не пытался, как прежде, запечатлеть словами увиденное, да и не было таких слов на все еще бедном, все еще скудном человеческом языке. То маленькое, грязное и злое, что будило в нем презрение к людям и порою вызывало даже отвращение к виду человеческого лица, исчезло совершенно: так для человека, поднявшегося на воздушном шаре, исчезают сор и грязь тесных улиц покинутого городка, и красотою становится безобразное.

И новыми предстали люди, по-новому милыми и прелестными показались они его просветленному взору. Паря над временем, он увидел ясно, как молодо человечество, еще вчера только зверем завывавшее в лесах; и то, что казалось ужасным в людях, непростительным и гадким, вдруг стало милым,- как мило в ребенке его неумение ходить походкою взрослого, его бессвязный лепет, блистающий искрами гениальности, его смешные промахи, ошибки и жестокие ушибы..

03:36 

квазар
22:10 

о да

квазар
На суде близость товарищей привела Каширина в себя, и он снова, на мгновение, увидел людей: сидят и судят его и что-то говорят на человеческом языке, слушают и как будто понимают. Но уже на свидании с матерью он, с ужасом человека, который начинает сходить с ума и понимает это, почувствовал ярко, что эта старая женщина в черном платочке -- просто искусно сделанная механическая кукла, вроде тех, которые говорят: "па-па", "мама", но только лучше сделанная. Старался говорить с нею, а сам, вздрагивая, думал:
"Господи! Да ведь это же кукла. Кукла матери. А вот та кукла солдата, а там, дома, кукла отца, а вот это кукла Василия Каширина".
Казалось, еще немного и он услышит где-то треск механизма, поскрипывание несмазанных колес. Когда мать заплакала, на один миг снова мелькнуло что-то человеческое, но при первых же ее словах исчезло, и стало любопытно и ужасно смотреть, что из глаз куклы течет вода.

17:43 

квазар
Точно его оголили всего, как-то необыкновенно оголили -- не только одежду с него сняли, но отодрали от него солнце, воздух, шум и свет, поступки и речи. Смерти еще нет, но нет уже и жизни, а есть что-то новое, поразительно непонятное, и не то совсем лишенное смысла, не то имеющее смысл, но такой глубокий, таинственный и нечеловеческий, что открыть его невозможно. -- Фу-ты, черт! -- мучительно удивлялся Сергей.- Да что же это такое? Да где же это я? Я... какой я?
Оглядел всего себя, внимательно, с интересом, начиная от больших арестантских туфель, кончая животом, на котором оттопыривался халат. Прошелся по камере, растопырив руки и продолжая оглядывать себя, как женщина в новом платье, которое ей длинно. Повертел головою -- вертится. И это, несколько страшное почему-то, есть он, Сергей Головин, и этого -- не будет. И все сделалось странно.
Попробовал ходить по камере -- странно, что ходит. Попробовал сидеть -- странно, что сидит. Попробовал выпить воды -- странно, что пьет, что глотает, что держит кружку, что есть пальцы, и эти пальцы дрожат. Поперхнулся, закашлялся и, кашляя, думал: "Как это странно, я кашляю?.
?Да что я, с ума, что ли, схожу! -- подумал Сергей, холодея.- Этого еще недоставало, чтобы черт их побрал!"
Потер лоб рукою, но и это было странно. И тогда, не дыша, на целые, казалось, часы он замер в неподвижности, гася всякую мысль, удерживая громкое дыхание, избегая всякого движения -- ибо всякая мысль было безумие, всякое движение было безумие. Времени не стало, как бы в пространство превратилось оно, прозрачное, безвоздушное, в огромную площадь, на которой все, и земля, и жизнь, и люди; и все это видимо одним взглядом, все до самого конца, до загадочного обрыва -- смерти. И не в том было мучение, что видна смерть, а в том, что сразу видны и жизнь и смерть. Святотатственною рукою была отдернута завеса, сызвека скрывающая тайну жизни и тайну смерти, и они перестали быть тайной,- но не сделались они и понятными, как истина, начертанная на неведомом языке. Не было таких понятий в его человеческом мозгу, не было таких слов на его человеческом языке, которые могли бы охватить увиденное.

15:05 

квазар
Было дико и нелепо. Впереди стояла смерть, а тут вырастало что-то маленькое, пустое, ненужное, и слова трещали, как пустая скорлупа орехов под ногою. И, почти плача -- от тоски, от того вечного непонимания, которое стеною всю жизнь стояло между ним и близкими и теперь, в последний предсмертный час, дико таращило свои маленькие глупые глаза, Василий закричал:
-- Да поймите же вы, что меня вешать будут! Вешать! Понимаете или нет? Вешать!

22:15 

квазар
Нет, никоторое из двух:
Кость слишком - кость, дух слишком - дух.
Где - ты? где - тот? где - сам? где - весь?
Там - слишком там, здесь - слишком здесь.


Даже не объем..
Просто не могу, не могу, когда я в контакте - выносить контакты "местные", мне так душно, так мелко, так бесцельно, так скучно, так...извечно. Оттого я предпочту штангу, шест или теперь вот думаю навестить бассейн - лишь бы не тянули в разговоры. Не хочу, не хочу. Горький привкус утраченного времени в этих разговорах меня преследует. А тут это - социальная традиция.
А я смотрю на эти коричневые кленовые листья, лежащие на полу моего патио, и это - занятие. Если - целиком, когда вбирает.
Собеседники те же, но если я там - то я не здесь, а если я здесь..
Ну такую фигню жуем. И дело не в "интеллектуальности", начитанности и прочем количестве "прожеванного-переваренного". О нет., тут я сразу ложусь на лопатки. А в объеме, дыхании, насыщенности, опыте, умении и навыках с ним работать, степени самопогруженности, самоосознанности, работы с собственным сознанием, умение видеть себя - и другого, слышать, чувствовать, настраивать ритм и темп контакта, ловить запрос, отстраивать связь... итдитп, короче вся эта ерунда, которой я только и занималась все эти годы, и вечно . -в учениках, вечно в дилетантиках.

21:54 

квазар
Вскрыла жилы: неостановимо,
Невосстановимо хлещет жизнь.



Соревнования откладываются...Буду просто пытаться всегда быть почти готовой, чтобы за пару недель в случае чего успеть подвестись. Эти выходные отдыхаю, восстанавливаю системы.


Подхожу к дому, из окна С. как обычно кидает мне ключ. А наверху, на крыше - В, в шаге от обрыва плоскости, а в глазах ревущее отчаяние.
Захожу в комнату, заношу молчание и присутствие, попутно замечая в себе уровень стресса - недостаток навыка мгновенной реакции перед эмоциональными ситуациями (его и не может хватать, потому как это ежемоментное "ощупывание" спутника по ситуации на его конкретный запрос, нужду, требования - ко мне), по-пластунски вбрасываюсь через баррикады двухэтажной кровати, ко мне навстречу вьются две белых руки, обжимают. Молча излучаю, слова разбежались.
Впрочем, нет слов оттого, что нечего в них одеть. Тут их просто нет, в пространстве данной ситуации. Первые секунды судорожно топчусь (сознание) на месте, затем отпускаю, вхожу в нужное состояние, главное - ловить.
Минут через пять нащупываются и слова: "Как вкусно пахнут твои волосы".
Снять с подоконника, отвести в сторону, положить, чуть надавить - чтобы вытекло. Потом уже зашивать, долго...

Какой же складной язык - испанский. Конструктор! Русский - рассусоливающий.

Уверенные в себе цельные личности выдают конкретную реакцию-решение мгновенно. Позицию, мнение, отношение. Я ухожу с вопросом за плечами и иду, раскладывая то так то эдак. Пока разложу, десяток империй расцвел и рухнул во мрак..

пока разложу, уже не надо, в общем. Идеала не надо, там жизнь хлещет.

Изгиб горы, сламываешься на излет склона, кладешь себя почти параллельно плоскости, вот-вот, еще чуть-чуть...И доска хватат тебя и смывает с опасного угла, несет, несет.
Три года я не летала на доске.

А еще - открытие в связи с кофе. А я-то думаю, как приятно, некислый, насыщенный какой кофе мне тут подают.

04:07 

за день до первого старта

квазар
едафигня

Хочется слушать лекции, но надо искать как наносить ProTan. Вот дожила..старая развалина ))

16:43 

квазар
20:40 

квазар
- Бог хочет, - сказал он, - чтобы мы играли честно. Да, это ему и нужно от нас: чтоб мы честно играли.
- Откуда вы знаете? - с необычным раздражением спросил шляпочник. - Откуда вам знать, чего хочет Бог? Вы-то Богом не бывали!
Наступило молчание, и люди видели, что безбожник удивленно глядит на румяное лицо пастыря.
- Нет, бывал, - странно и тихо ответил священник. - Я был Богом часов четырнадцать. А потом бросил. Очень уж трудно.
Достопочтенный Герберт Сондерс ушел с площадки к поджидавшим его деревенским детям и заговорил с ними весело и сердечно, как всегда. А мистер Понд, безбожник и шляпочник, долго не мог прийти в себя, словно увидел чудо. Позже он признался Гарту, что из широкого румяного лица как из маски выглянули на миг чужие глаза, пустые и страшные, и теперь, когда он их вспоминает, ему мерещится глухая аллея, дом с пустыми окнами и бледное лицо безумца в одном из этих окон.

_______
Была на первом занятии Pole-I. Yahoo! Эх, старая развалина, как говорил Пашка, да ты еще ого-го! )
Нас было двое. Девочки интересовались, хочу ли назад и вообще как да что. Призналась, что уже не понимаю, где назад, да и..будет не хватать вот этого вот всего, я дома. И там тоже буду дома.

О. подарил так называемый mate urbano - я жаловалась, что после самоубийства моей керамическй чашечки (сбросилась с ночного столика) пришлось пользоваться настоящей тыкво-калабасой, а она большая - уходит много травы. Да и никогда не любила морочиться, считала, что зарастет плесенью, да и как-то на вкус мне было...сладко (тыква-то боками тоже дает вкус).
Сейчас то ли рецепторы раскачались...но в пластмассе не чувствую так, как в тыкве.
Урбано удобны - типа шприца, потянул - и всю "отыгранную" траву разом из емкости извлек и выкинул. Быстро.

06:03 

квазар
- Вы боитесь, что вас признают сумасшедшим?

- Да признавайте на здоровье! - воскликнул Гейл. Неужели вы думаете, что я бы особенно расстроился? Неужели вы думаете, что я не радовался бы в больнице пыли в луче или тени на стене? Неужели вы думаете, что я не благодарил бы Бога за красный нос санитара? Наверное, в сумасшедшем доме очень легко быть нормальным. Мне было бы гораздо лучше в тихом затворе больницы, чем в высокоумных клубах, кишащих неумными людьми. Не так уж важно, где размышлять остаток дней, лишь бы мысли были здравы.

________
Сегодня парни в зале крутили пальцем у виска, видя, как я, пританцовывая, навешиваю одиннадцатый двадцатикилограммовый блинчик на пресс. Сегодня получилось мощно. Я энергоемкая, но меру знать надо.
(Теперь я могла бы носить саму себя на плечах - как снесла сегодня В. по лестнице..))
Абонемент закончился.
Пообщалась с Памелой Помбо. Женщины..гм. Зря.
Осталась неделя. Если все пройдет как я примерно это вижу, будет просто супер. Продолжать будет проще и интереснее.

Краем сознания вспомнились..задыхания, жуткие кашельные утра, невозможность оторваться от подушки, ночное сердцетрепыхание от перекура, головные боли (от парламента в какой-то момент начало ломить череп, сменила на кент), все время болели глаза.
Однажды решительно вышла на набережную с намерением начать бегать..на исходе третьей минуты задохнулась, не прослушав и песни.
И ведь все это тоже я, да.

Встречи, беседы..Даю, чувствую, слышу, что даю. Но в содержательном плане не получаю ничего. Именно в смысловом и содержательном контекстах. Все время нужно идти и черпать из остальных котлов (благо все доступны и открыты).

Год назад этой ночью..мы летели друг к другу с тем, чтобы три часа побыть вместе в аэропорту SGO. Я отправлялась в БА, закончив свой перуанский цикл, с чемоданами, набитыми всякой гастрономической ересью инков, и знала, что сейчас у меня все это тут начнут отбирать, и мои килограммы черной и красной маки, чиа и кивичи останутся в мусорной корзине. Но задерживаться никак нельзя, у меня свидание, и поэтому мне очень нужно быстро миновать этап таможн и добраться до места встречи. В ночи (было часа два..). И каким-то дивным образом ночные проверяющие тетки, выслушав мое панически-твердое "у меня два чемодана еды, но она вся полетит в Аргентину" вместо того, чтобы, как обычно, начать все проверять...меня отпускают.
Как я соскучилась по всему этому хаосу..)
Как много было удивительных, ни на что не похожих ночей. Неприятных, трудных местами, бессонных, но...совершенно отдельных, совсем будто бы не отсюда.
Упс, полночь, продолжение следует.

19:05 

квазар
Тихие, прекрасные летние вечера, полные журчащих бесед, хороших, ласковых настроений и неожиданного звонкого смеха, переходили в прозрачные торжественные ночи.

Над заснувшей колонией бродят сны, запахи сосны и чебреца, птичьи шорохи и отзвуки собачьего лая в каком-то далеком государстве. Я выхожу на крыльцо. Из-за угла показывается дежурный сигналист-сторож, спрашивает, который час. У его ног купается в прохладе и неслышно чапает пятнистый Букет. Можно спокойно идти спать.


Сосна, чабрец, роса..

05:00 

квазар
Я говорю здесь о том, что персонаж без лица или, грубо говоря, человек без свойств задолго до Музиля появился в России, и именно потому… Там у Музиля все-таки немножко другой смысл, в «Человеке без свойств». Обычно говорят, что это конформизм — ну, просто потому, что роман не читали. Человек без свойств — это скорее, наоборот, человек, умеющий быть всяким, умеющий не из конформистских соображений, а из соображений такой всевместительности умеющий попадать в любую роль. Это гораздо более сложный типаж.

come on over, do the twist

главная